Новосибирский зоопарк

Гиббон

 ≡ 


В Новосибирском зоопарке живут два вида гиббонов:

  • Гиббон белорукий - Hylobates lar
  • Гиббон камбоджийский - Hylobates pileatus

Гиббоны живут постоянно в зимнем павильоне "Тропический мир", но в теплое время могут самостоятельно выходитьв свою летнюю резиденцию по проложенным высоко над землей галереям, соединяющим зимнее помещение с летней вольерой. Точнее, они не выходят, а несутся по этой галерее с громкими криками радости. На самом деле, они вопят не от радости, а с целью пометить собственную территорию.

Гиббоны - великолепные акробаты, поэтому их жилище, как зимнее, так и летнее больше похожи на гимнастический зал: здесь много толстых канатов, подвешенных к крыше и стенам.

Довольно часто можно увидеть гиббона задумчиво сидящим c большим пальцем во рту. При этом вторую руку он просовывает наружу вольеры и держит открытой ладонью вверх, в позе "просящего милостыню". Словно ждет, когда кто-то из телезрителей положит в неё чего-нибудь вкусненького.

Крохотный малыш гиббона постоянно живет на туловище мамы, при этом держится настолько крепко за её шерсть, что остается целым и невредимым даже в моменты многометровых акробатических прыжков, которые совершает его мамаша в открытой летней вольере.

гиббон

гиббон

гиббон

гиббон

гиббон

гиббон

Внешность белорукого гиббона вполне соответствует его видовому наименованию: на руках у него - белые перчаки или краги.

гиббон

гиббон

гиббон

гиббон

Другие фотографии гиббонов можно увидеть в моем альбоме

Гиббон белорукий

Гиббон камбоджийский


Видео животных

Гиббон камбоджийский




Игорь Акимушкин. Мир животных. Том 2

Гиббоны – и человекообразные, и не совсем человекообразные. Древние гиббоны, которые в середине третичного периода жили также в Африке и Европе, возможно, даже были хвостаты. По-видимому, от них-то и произошли древние обезьяны, которые от мартышкообразного типа совершили эволюционный переход к человекообразным.

Нынешние гиббоны, бесспорно, группа, уклонившаяся с пути, который ведет к человеку. Уклонившаяся в сторону специализации, приспособления к жизни в вершинах леса. Их необыкновенно длинные руки, большие пальцы на которых едва способны противостоять четырем другим, слишком плоские, без всякого свода подошвы ног, малопригодные для длительного передвижения по земле, сравнительно небольшой мозг, круглый, без костных гребней череп, более широкая, чем у других обезьян Старого Света, носовая перегородка, направленные в стороны большие ноздри, слишком длинные клыки, седалищные мозоли (хоть и небольшие) и, наконец, повадка ночевать просто сидя на суках, а не строить «гнезда» – все это отдаляет гиббонов от настоящих человекообразных обезьян. Поэтому современные систематики рассматривают гиббонов как особое семейство, правда, в надсемействе человекообразных, либо как подсемейство в семействе человекообразных.

Есть разногласия и в родовом делении гиббонов: одни систематики полагают, что род один с семью видами, другие выделяют два рода – сиаманги и настоящие гиббоны.

Сиаманги, самые крупные из гиббонов, всегда черные, у них нет черепного гребня, который у настоящих гиббонов иногда бывает, а горловой мешок у самок и самцов сиамангов всегда голый. У настоящих гиббонов, кроме самцов хохлатого, горлового мешка нет.

Сиаманг живет в лесах Малайского полуострова и Суматры, а карликовый сиаманг (вид или подвид – вопрос не решен) на островах Ментавай. Повадками и образом жизни сиаманг похож на других гиббонов, только кричит и «поет» громче, его слышно за три-четыре километра, и умеет плавать. Другие гиббоны, как и человекообразные обезьяны, обычно не плавают. Правда, в зоопарках некоторые молодые шимпанзе и гиббоны любят купаться и умеют немного плавать. Но у старых гиббонов густая шерсть быстро намокает и тянет их на дно.

У настоящих гиббонов окраска очень изменчива, молодые иной масти, чем взрослые, а самки долго сохраняют детский наряд.

Черные гиббоны:

лар, или белорукий гиббон, – нередко черный, но бывает и бурый, желто-серый. Руки, ноги и «оторочка» вокруг лица белые (Южная Бирма, Малайя, Суматра).

Нечерные гиббоны:

вау-вау, или серебристый гиббон, – обычно серебристо-серый с черным лицом (Ява и Калимантан).

Хохлатый гиббон. Как у сиаманга и орангутана, у него голый горловой мешок-резонатор – усилитель криков и песнопений, которыми знамениты гиббоны.

Живет хохлатый гиббон в континентальной Юго-Восточной Азии и на Тайване.

Прыжками гиббонов можно любоваться долго. Зрелище захватывающее и красивое. Отталкиваясь и хватаясь в конце прыжка только руками, они буквально летают между деревьями. Прыжки то плавны и грациозны, то стремительны. Настолько точны и быстры, что нередко в полете гиббоны рвут плоды с ближайших веток и даже ловят птиц. В вершинах леса это, пожалуй, самые быстрые из обезьян. А на земле, пожалуй, единственные, которые ходят главным образом на задних ногах, приподняв согнутые в кистях руки вверх и балансируя ими. И другие обезьяны могут так ходить, но все-таки больше предпочитают бегать на четвереньках. А гиббоны даже по горизонтальным сукам, на головокружительной высоте, бегают на двух ногах. Порой падают, и, наверное, нередко: одно обследование костей гиббонов показало, что у 70 гиббонов из 100 (в другом случае у 33) были сросшиеся переломы рук и ног.

В руках у гиббона сила удивительная! Уцепившись одной рукой за решетку, второй он может по гладкому полу подтащить к себе взрослого человека! А ведь весу в гиббоне всего пять-восемь килограммов, только сиаманг вдвое-втрое тяжелее.

Пьет гиббон, повиснув на ветке над водой и окуная руку в воду, а затем облизывая ее. Реже пьют они прямо ртом, но не с берега, а опять-таки с ветки.

Живут семьями: один взрослый самец, одна, реже две, взрослые самки и их дети. Вполне взрослых самцов и самок из семьи изгоняют. Но бывает, что мать и молодая ее дочь, которая тоже стала матерью, долго не расстаются. Тогда одной семьей живут и 8 и даже 14 гиббонов. На местах, особенно богатых плодами деревьев, иногда встречаются и мирно кормятся разные семьи. Но обычно территория семьи (от 12 до 40 гектаров) строго охраняется. Драки случаются редко, зато криков, возмущенных и злых, много.

Лишь только первые лучи солнца коснутся вершин леса, гиббоны начинают свои песнопения.

«Все гиббоны от мала до велика, от писклявых детских взвизгиваний и до низких голосов самцов, пели одну и ту же песню. Это была настоящая мелодия, начинавшаяся с ноты ми и возраставшая на полноту октавы, после чего голоса гибко выводили трели. Звуки постепенно снижались, каждый раз на четверть тона…

Гиббоны… способны петь чистыми тонами, они единственные по-настоящему поющие звери» (С. Керригер).

И на воле и в неволе молодые гиббоны любят много и весело играть. В некоторых зоопарках они жили по 30 лет. Холода переносят легко, даже при морозе в 15 градусов часами резвятся под открытым небом: хорошо согревает густая шерсть. Гиббоны (и некоторые молодые лангуры) нередко играют в «кошки-мышки»: бродят по клетке с закрытыми глазами, ловят удирающих товарищей и лишь тогда откроют глаза, когда кого-нибудь поймают. Легко заводят дружбу с другими зверями.

Британский исследователь Артур Кейт, выбрав для сравнения 1065 разных анатомических признаков, подсчитал, что общих с человеком их больше всего у гориллы – 385, у шимпанзе – 369, у орангутана – 359, у гиббонов – 117, у других обезьян в среднем – 113. Чисто человеческих – 312.

Все человекообразные обезьяны (и гиббоны тоже) бесхвосты, как и человек. Мозг большой и развитый, но в среднем вдвое менее объемистый, чем у человека: 685 кубических сантиметров (у человека — 1200-1500). Но у наших недавних предков мозг был меньше: 450-900 «кубиков».


Георгий Любарский. Я познаю мир. Живая природа от А до Я

Гиббоны – обитатели тропических лесов Юго–Восточной Азии. Живут они высоко на деревьях и на землю почти не спускаются: там они совершенно неуклюжи, едва ковыляют, балансируя широко раскинутыми руками. Зато в верхнем ярусе леса им нет равных: там они почти что летают, цепляясь за ветки одними только пальцами рук.

Усевшись на толстом суку где–нибудь на самой верхушке дерева, гиббон, словно в раздумье, озирается по сторонам, время от времени испуская свой знаменитый «тарзаний» вопль, разносящийся на километры вокруг. Вдруг что–то в некотором отдалении привлекло его внимание, животное без колебаний буквально сваливается с ветки–«насеста» – и начинается феерическое действо. Вытянутые руки–крюки не то что цепляются – едва касаются попадающихся на пути ветвей, гиббон стремительно несется меж деревьев от одной ветки к другой, взгляд прикован к заинтересовавшему его предмету, обезьяна даже не смотрит на ту ветку, которая на миг послужит очередной опорой ее рукам, словно предоставив им самим возможность выбирать, за что ухватиться. И вот уже « полет »–брахиация закончен, гиббон спокойно усаживается на ветку, обхватив ее, словно клешнями, пальцами ступней, и поедает какой–нибудь плод.


Альфред Брэм. Жизнь животных Том I Млекопитающие

Человекообразные обезьяны имеют туловище в роде человеческого, но передние конечности их длиннее, а задние — короче, чем у человека. Тело их покрыто длинной тонкой шерстью, но лицо и пальцы — голые. Зубы похожи на человеческие, но клыки у старых самцов не уступают по остроте и величине клыками хищных зверей. Живут эти обезьяны в Старом Свете, именно в Азии и Африке. Все семейство заключает четыре рода: Горилла (Gorilla), Шимпанзе (Simia), Орангутанг (Pithecus) и Гиббон (Hylobates), заключающих в себе несколько видов.

Последний представитель человекообразных обезьян гиббон (Hylobates), отличается несоразмерно длинными руками. Гиббоны, которых насчитывают до 7 видов, населяют по преимуществу Ост-Индию и ближайшие из Больших Зондских островов. Тонкое, довольно стройное тело их, значительной величины (но не больше 1 метра), покрыто густым мягким мехом, черного, бурого или соломенно-желтого цвета. Голова мала и яйцевидной формы: лицо — походит на человечье. Благодаря своим необычайно длинным рукам гиббоны ходят но земле очень плохо. Их хождение есть жалкое ковыляние на задних ногах, тяжеловесное переваливание тела, которое удерживается в равновесии лини, вытянутыми руками; зато лазание и прыгание по ветвям представляет у этих животных легкое и ловкое движение; для этого движения нет, по-видимому, и границ; оно как бы не зависит от законов тяжести. Гиббоны на земле медленны, неуклюжи, неловки, короче, — они чужие на земле: на ветвях же они представляют прямую противоположность всему этому: это — настоящие птицы в образе обезьян. Если горилла — Геркулес между обезьянами, то гиббонов можно сравнить с легким Меркурием; недаром же один из них (лар, или белорукий гиббон ) назван в память возлюбленной последнего, прекрасной, но болтливой наяды Лары, которая своим неугомонным языком возбудила гнев Юпитера, но красотою добилась любви Меркурия и благодаря этому избежала ада.

Наблюдение гиббонов на свободе представляет свои трудности, так как почти все они избегают человека. Живуч они большей частью большими стадами, под предводительством одного вожака. Если их застать врасплох на земле, то можно поймать, так как, или от испуга, или чувствуя свою слабость, они не решаются бежать. Трусость — их характерная черта. Как бы ни было многочисленно стадо, оно всегда покидает раненого товарища. Матери, однако, схватывают детенышей, пытаются бежать, падают иногда вместе с ним вниз, испускают затем громкий горестный крик и, с раздутым гортанным мешком и расставленными руками, с угрозой загораживают дорогу врагу. Материнская любовь гиббонов проявляется, впрочем, не только в опасности, но и при всяком случае. Некоторым путешественникам приходилось иногда наблюдать интересное зрелище, как матери приносили своих малюток к воде, мыли их, несмотря на их крик, затем тщательно вытирали их и сушили и вообще так заботились об их чистоте, что такого ухода можно пожелать и некоторым человеческим детям.

Относительно душевных способностей гиббонов мнения наблюдателей различны. Дювосель, наблюдавший одного гиббона, вида сиаманг , очень дурно отзывается о нем. По его словам, это существо, лишенное всяких способностей и занимающее, по степени развития ума, одно из последних мест в царстве животных. Напротив, другие наблюдатели придавали тем же гиббонам много человеческих черт. У О. Форбста был молодой сиаманг (вывезенный с Суматры, где они только и водятся), который имел очень умное выражение лица. «Он очень скоро приручился и стал приятным товарищем. Изящно и вежливо брал он своими нежными, заостренными на концах пальцами то, что предлагали ему. Чтобы пить, он не прикладывал губ к сосуду, а подносил воду ко рту, черпая горстью. Он был очень мил, когда нежно и ласково обвивал мне шею своими длинными руками и прикладывал голову к моей груди, издавая довольное ворчание. Каждый вечер он гулял со мною, опираясь на мою руку. При этом фигура его имела очень оригинальный и забавный вид, когда, рядом со мною, он торопливо шагал, прямо держась на своих немного кривых ногах и странным образом размахивая над головой свободной рукой, чтобы удержаться в равновесии».

Другой наблюдатель, Гарлан, имевший гиббона-хулока (углечерную обезьяну с Индокитая), говорит следующее. «На мой зов он приходил, садился около меня на стул, чтобы позавтракать вместе со мною, и брал с тарелки яйца или крыло курицы, не пачкая скатерти. Он пил также кофе, шоколад, молоко, чай и т. п., и хотя обыкновенно он пил, погружая в жидкость руку, но, чувствуя сильную жажду, брал сосуд обеими руками и пил из него, как люди. Его любимыми кушаньями были: вареный рис, размоченный в молоке хлеб, бананы, апельсины, сахар и т. п. Бананы он очень любил, но охотно ел и насекомых, отыскивал в доме пауков и ловко ловил правой рукой мух. Подобно индусам, избегающим мяса из религиозных побуждений, этот гиббон, по-видимому, тоже питал к нему отвращение».

Гиббоны образуют довольно обширный род человекообразных обезьян, до 7 видов, из которых наиболее известны вышеупомянутые сиаманг, лар, хулок, затем унко и ваувау.

Сиаманг (Hylobates Syndactylus), суматрский гиббон, у которого указательный палец задних конечностей срастается с средним, является самой большой из длинноруких обезьян, но руки его относительно короче, чем у других видов. «Если представить его, — говорит Дювосель без шерсти, то вид его был бы безобразен, так как его низкий лоб так недоразвит, что остаются одни надбровные дуги, глаза сидят глубоко в впадинах, нос кажется широким и плоским, ноздри — очень велики, как и рот. Присоедините сюда большой голый гортанный мешок сиаманга, который свешивается в виде грязного, отвислого зоба и надувается при крике, кривые конечности, обращенные внутрь, недоразвитый подбородок, и придется сознаться, что, действительно, эта обезьяна не из красивых. Но густой, длинный, мягкий мех ее черного цвета и красно-бурые брови несколько скрашивают это безобразие».

Лар , или белорукий гиббон (H. lar), распространенный главным образом на пол. Малакка, приблизительно такой же величины, как хулок, черно-серого цвета с красно-бурыми ягодицами, светлого цвета руками и ногами и черным, обрамленным белыми волосами лицом.

Ваувау (H. variegatus) водится также на Суматре, кроме того, на Малакке. Лицо его голое, голубовато-черное: мех большею частью черный и только на заду окрашен в смесь белою и красноватою цвета. Это, пожалуй, самый ловкий и искусный акробат между гиббонами; для него ничего не значит прыгнуть на 6–7 сажен; он словно летает с ветки на ветку, до того быстры его движения. Характерен его крик «вау-вау», который он издает в радостном настроении. Это вид гиббона ведет себя в неволе очень мило, относясь дружелюбно ко всем, кто ему нравится. Так, по крайней мере, вела себя в неволе одна самка ваувау.

Но вообще-то гиббонов редко приходится видеть в неволе, даже и на их родине: они не могут выносить лишения свободы, страстно стремятся в родные чащи лесов и умирают от тоски по родине.

В заключении упомянем, что тип человекообразной обезьяны существовал на земной поверхности уже в третичную эпоху. Pliopithecus, открытый Лартэ в холме Сансан, устройством зубов походит на гиббона. Также Dryopithecus Сен-Гадена и Oreopithecus с горы Монте-Бамболи должны быть отнесены к высшим обезьянам. Однако и эти обезьяны не могут считаться ближайшими предками людей.


Эман Фридман. Занимательная приматология

Неодинаков и образ жизни обезьян и полуобезьян. Одни живут в основном на земле, хотя при нужде заберутся и на дерево (павиан, гамадрил, патас, шимпанзе, горилла). Другие только часть жизни проводят внизу, на земле, например, когда спешат к водопою или хотят полакомиться наземным, а то и выползшим на берег из воды животным (лемуры, некоторые виды павианов, большинство макаков, часто шимпанзе). Третьи почти постоянно находятся на деревьях (гиббоны, колобусы, лангуры, ревуны, коаты, саймири, орангутаны). Ясно, что способы их передвижения разнообразны. Одни передвигаются с помощью четырех конечностей по земле (а каллицебус и многие широконосые и на деревьях перемещаются, как кошки, с помощью четырех конечностей). Есть брахиаторы — носятся по ветвям деревьев, раскачиваясь на руках (типичный брахиатор — гиббон), есть полубрахиаторы — колобусы, паукообразные, тот же шимпанзе. Среди полуобезьян немало «свисающих» — уцепится передними или задними конечностями за крепкую ветвь и висит (лори, индри, арктоцебусы и пропитеки). Многие полуобезьяны и каллицебус передвигаются лягушачьими толчками, А вот шимпанзе, горилла и орангутан ходят по земле, опираясь ступнями и костяшками пальцев руки.

Образ жизни диктует и нравы. В принципе обезьяны стадные животные. Но стадность их разнообразна в зависимости от собственной биологии и условий обитания. Существуют большие стада, есть поменьше, некоторые виды живут маленькими группами, а то и парами (гиббон, игрунки, перохвостая тупайя) и даже в одиночку (галаго, потто, ангвантибо, орангутан). Стадо — большое эволюционное благо приматов. Оно и крепость, и семья, и школа — здесь находят защиту от врагов, выхаживают детенышей и приобретают навыки обращения с ними, здесь помогут найти корм и отведут к водопою.

Многие приматы бережно стерегут территорию, на которой проживают. Свои владения они «ограждают» либо криками (как гиббон или ревун), либо метками пахучего вещества, выделяемого специальными железами (полуобезьяны, мармозеты, тамарины). Замечено, что наиболее чувствительны к охране своих границ именно те виды, у которых иерархия в группе наименее строгая или которые живут парной семьей.

Немало хлопот доставляют таксономистам гиббоны. Куда определить гиббонов? По-английски их называют малыми антропоидами, что, пожалуй, имеет какое-то оправдание. Им ведь свойственны «человекообразные», точнее, понгидные признаки: длинные руки, развитое запястье, отсутствие хвоста и защечных мешков, 18 грудинно-поясничных позвонков, особенности грудины и 13 ребер, устройство коренных зубов, близкая антропоидам кровь. Значит, они гоминоиды, т. е. входят в надсемейство человека?

Итак, семейство гиббонообразных. Здесь всего два рода: собственно гиббоны (6 — 7 видов) и сиаманг, у которого имеются перепонки между пальцами ног и выдающийся горловой мешок, его тоже иногда включают в первый род. Очень любопытные животные! Небольшие обезьянки (40 — 50 см длины и весом около 8 кг, но сиаманг может весить и 13 кг) весьма изящного телосложения. Густая и мягкая шерсть, иногда ниспадающая космами, как бы делает их крупнее. Пальцы рук длинные, большой свободно отодвигается. В гиббонах действительно немало «человекообразного»: на удивление наружный нос, почти «человеческие» группы крови А, В, АВ, но не 0, родственны другие биохимические показатели. А главное — незаурядная смышленность.

Мы отметили такой «компрометирующий» гиббонов признак, как седалищные мозоли. Но их наличие дает возможность этим лесным виртуозам не строить гнезд, а спать на деревьях сидя, притулившись незаметно (ведь бояться при таких размерах есть кого!) у ствола, в развилке ветвей и на очень большой высоте от земли, на верхнем этаже тропического леса.

Ученые нашли греческое слово для точной характеристики рода этих быстроходных древесных торпед — Hylobates. Но в связи с локомоцией гиббонов, как упомянуто, введен (Р. Оуэном) и специальный термин «брахиация» — раскачивание и перехватывание руками ветвей при, добавим, способности этих обезьян к головокружительным акробатическим кульбитам. Брахиация, как помнит читатель, свойственна и другим приматам, но ни у кого не достигает того блеска, что у гилобатид. Гиббон перелетает с дерева на дерево и с верхней ветви на нижнюю на расстояние 15 м! Во время полета, похожего на выстрел, он еще успевает сунуть в рот подвернувшийся банан. Часто и очень охотно гиббон ходит на двух ногах по земле, смешно балансируя непомерно длинными расставленными руками, изогнутыми в локтях и кистях.

Обитают гиббоны в Южном Китае, Бирме, Индии, в странах Индокитая, на полуострове Малакка, на островах Индонезии.

У этих юрких лесных приматов немало общих отличительных особенностей — не зря их выделяют в отдельное семейство. Прежде всего окраска шерсти, которая может запутать любого систематика. Гиббоны часто разноцветны по полу: у белорукого гиббона взрослый самец коричневый до черноты, а самка — бледно-кремовая. Зато дети обоего пола рождаются у них светлыми, затем темнеют, а в период половозрелости становятся разноцветными. Значит, окраска разнится, как видим, еще и по возрасту. Подобную особенность имеет несколько видов гилобатид.

Примечательной чертой гиббонов является их редкая в животном мире семейная жизнь. Они, как человек, моногамны, обитают супружескими парами, при которых живут обычно несколько детенышей и даже одна-две престарелые особи. Новые семьи создаются после длительного ухаживания молодого самца за юной самкой обязательно другой группы.

Брачные пары весьма стабильны, сохраняются долго, если не всю жизнь (что, замечу, является причиной особых трудностей разведения этих обезьян в неволе — фертильного партнера подобрать нелегко). Вероятно, наука еще далека от достаточного постижения поведения «малых антропоидов». Чем другим объяснить неудачи создания колоний гиббонов даже в вольных условиях? Попытка известного американского приматолога К. Р. Карпентера организовать в конце 30-х гг. на одном из островов в Карибском море питомник гиббонов была безуспешной. Так же неудачей закончились усилия зарубежных медиков создать в Таиланде долговременную островную станцию содержания гиббонов для научных исследований.

В наши дни широко ведется изучение обезьян на воле. Становятся известны все новые черты экологии гиббонов. Полагаю, что о силе брачных уз этих высших обезьян говорит, помимо других, обнаруженный недавно следующий факт. Взрослая самка белорукого гиббона в лесу Юго-Восточного Таиланда после смерти самца в течение шести месяцев исполняла не только свою вокальную партию дуэта (она длится примерно 20 мин), но и мужскую, обычно начинавшуюся к концу дамской части пения.

Гиббоны строго охраняют территорию, шумно бранятся с соседями, предупреждая их возможные посягательства, однако дерутся редко. Главную роль при опасности играет взрослый самец — защитник группы, но своеобразно помогает ему и самка.

Остановимся на одной из самых знаменитых особенностей малых антропоидов — на их способности петь. Поют они вполне чисто, мелодично и разнообразно, в чем-то подобно человеку. У разных ученых, наблюдавших гиббонов на воле, встречаются противоречивые сообщения об инициаторах «концертов» — самец это или самка? Возможно, у отдельных видов в различных условиях обитания пение начинает то он, то она. В любом случае хоралы гиббонов на рассвете и на закате производят впечатление.

Гиббоны питаются бананами, фигами, виноградом, орехами, листьями, побегами растений — всеми продуктами леса, а также кузнечиками, муравьями, птенцами и яйцами птиц. Сезонности размножения у гилобатид нет. Беременность длится 210 — 225 дней. Раз в 2 — 3 года рождается беспомощный детеныш, почти без шерсти (если не считать хохолка). Половозрелости достигают в 6 — 8 лет.

К неволе гиббоны приспосабливаются с большим трудом: как сказано, непросто подобрать семейную пару, обезьянам необходимы большие площади, разнообразный корм. Однако живут и размножаются гиббоны и в неволе. В Ленинградском зоопарке белорукие гиббоны не однажды давали потомство. Рекорд продолжительности жизни гиббона — 34 года (в неволе).

Интересные, смышленые обезьяны, любимцы зоопарков. В группе-семье отношения доброжелательные и даже по-своему уважительные к старым особям. Кривят губы в каком-то подобии улыбки. Могут использовать как орудие палку, веревку, камень. Увы, число гиббонов, этих, казалось бы, упрятанных в дальние непроходимые леса уникальных приматов, неотвратимо убывает. Уже внесены в список нуждающихся в охране карликовый клоссов, или черный гиббон, одноцветный, или белощекий, гиббон, яванский гиббон вау-вау, хохлатый гиббон пилеатус.




 ≡ 
   Рейтинг@Mail.ru