Новосибирский зоопарк

Кенгуру

 ≡ 


В Новосибирском зоопарке живут два вида кенгуру:

  • Кенгуру Беннета - Macropus rufogriseus
  • Большой серый кенгуру - Macropus giganteus

    Кенгуру Беннета - среднего размера, живут летом на большой поляне, огражденной невысокой каменной стенкой. Их много, целое стадо. Пасутся на травке или поедают ветки и листья деревьев. Довольно медлительны и спокойны, не прыгают и не скачут.

    Большой серый кенгуру - самый крупный. Живут в зимнем павильоне, но летом выходят в открытую вольеру. Но там чаще всего просто лежат, тоже не очень активны. Их пара, кажется, есть детки.

    Кенгуру Беннета

    кенгуру

    кенгуру

    кенгуру

    кенгуру

    кенгуру


    Большой серый кенгуру

    кенгуру

    кенгуру

    кенгуру

    кенгуру

    кенгуру

    кенгуру

    Другие фотографии кенгуру можно увидеть в моем альбоме

    Кенгуру Беннета

    Большой серый кенгуру


    Видео животных

    Кенгуру Беннета




    Игорь Акимушкин. Мир животных.

    Часто говорят и пишут, что одно из самых «эксцентричных» животных, кенгуру, было открыто и впервые описано капитаном Джеймсом Куком в 1770 году, когда знаменитый его корабль «Индевр» бросил якорь у берегов Восточной Австралии.

    Но это неверно. За сто пятьдесят лет до Кука при обстоятельствах весьма трагических первое знакомство с кенгуру завел голландец Франс Пельсарт.

    Полагают, что первый кенгуру, которого увидели европейцы, был небольшим кустарниковым валлаби-дама, или таммар-валлаби. Но известие о нем, об этом животном, дошло до Европы… лишь через двести лет. Вернее, дошло-то оно раньше, но затерялось в архивах, его отыскали и вспомнили о нем лишь после того, как слово «кенгуру», привезенное Куком из Австралии, облетело уже весь мир.

    Гигантские рыжие кенгуру скачут упругими прыжками, словно парят.

    – Да-да, – они согласно закивали головами. Так будто бы по методу испорченного телефона из вежливой английской фразы «Кэн ю телл ми» и родилось на свет всем ныне хорошо известное слово «кенгуру».

    Другие утверждают, что все было иначе. Кук, может быть, и спросил: «Кэн ю телл ми?», но ему в ответ пробурчали что-то похожее на «кенгуру», что означало на австралийском языке: «я не понимаю».

    Наконец, третьи говорят, что все это не так. Слово «кенгуру» (вернее, «гангуру») действительно есть в лексиконе у местных племен, кочевавших вблизи Куктауна, как раз там, где Кук и повстречал этих самых «гангуру».

    Каких именно кенгуру видели мореплаватели с «Индевра» (позднее они даже поймали нескольких из них), неизвестно. Думают, что скорее всего бичехвостых валлаби.

    Не прошло и двадцати лет, как вслед за Куком к берегам Австралии прибыл первый британский флот во главе с генерал-губернатором всех новооткрытых здесь территорий. И с первыми же кораблями, которые отплыли в Англию, губернатор и его офицеры послали в дар королю Георгу III живого… кенгуру.

    В Англии заморского оригинала ждала восторженмая встреча. Тысячи лондонцев спешили посмотреть на него. Были напечатаны и расклеены по городу афиши, превозносившие действительные и мнимые достоинства кенгуру. Одна из них, например, была составлена в таких выражениях:

    Но среди похвал, щедро расточаемых составителями афиш по адресу кенгуру, не было упомянуто одно самое редкое его качество. Не заметили его и капитан Кук и сопровождавшие его натуралисты – Соландер и Бенкс. Но старый морской волк Франс Пельсарт о нем знал!

    Убеждение, что детеныши кенгуру не рождаются обычным путем, а отпочковываются от сосков, было очень широко распространено прежде. Да и сейчас еще многие фермеры в Австралии верят, что между яблоней и кенгуру есть некоторое сходство: плоды на ветвях и детеныши на сосках вырастают у них примерно одинаково. Эллис Трофтон описал однажды в австралийской газете, как кенгуру рождают своих детей. И получил письмо, в котором возмущенный читатель заявлял, что, несмотря на рассуждения всяких «трофтонов» и других умников «с Питт- и Джордж-стрит», он остается при своем мнении на предмет о том, как родятся кенгуру.

    Долго об этом «предмете» велись споры и среди натуралистов. Правда, немногие из них сомневались в том, что кенгуру размножается не вегетативно, как растения, а обычным для зверей путем. Но вот как новорожденные «эмбрионы» попадают к мамашам в сумки, чтобы закончить там свое развитие, – об этом спорили особенно много. И лишь сравнительно недавно истина окончательно была установлена.

    Зоологи тогда думали, что своих новорожденных детенышей кенгуру и другие сумчатые переносят в сумки, захватив губами. Лапами в это время мамаша будто бы открывает сумку. Это мнение поддерживал и развивал известный английский биолог Ричард Оуэн. И даже когда в начале прошлого века его коллега профессор Бартон из Филадельфии своими глазами увидел, как новорожденные детеныши американского опоссума, похожие больше на червячков, чем на зверят, сами ползли по брюху матери в сумку, не поверил Бартону.

    Она – мать-кенгуру, таммар-валлаби. Он – ее малютка детеныш, размером меньше мизинца. Она, полулежа на спине, довольно безучастно наблюдала за героическим маршем крошечного «эмбриона», слепого, глухого, но одержимого «великой идеей», одним неистребимым побуждением – ползти и ползти ко входу в сумку. И поскорее нырнуть в нее. А нырнув, найти там сосок и присосаться к нему. Еще до рождения в хромосомных шифрах его наследственности был запрограммирован великий инстинкт, который заставил теперь эмбриона-пилигрима отправиться в нелегкий путь через волосяные джунгли на брюхе породившего его зверя.

    У некоторых кенгуру новорожденные детеныши весят всего 500-750 миллиграммов. В тридцать тысяч раз меньше, чем мать. У кенгуру ростом в 1,5 метра новорожденный детеныш – около двух сантиметров, вес его – не больше «пяти-шести булавок!». Один грамм!

    Чтобы добраться до сумки, микродетенышу кенгуру приходится проползать немалый путь. Как он нахо-дит дорогу? Почему не сбивается с пути? Ведь мать – это подтверждают все наблюдения – ничем ему не помогает. Полулежит себе на спине и равнодушно смотрит на него. Нигде не подтолкнет, не направит.

    Перед самыми родами кенгуру-мать начинает лизать свой живот. Вылизывает старательно, но не всюду, а только узкую полоску – дорожку ко входу в сумку! Эта дорожка и стерильна (так как чисто вылизана) и хорошо размечена указателями (так как мокра). По мокрой шерсти детеныш и старается ползти. Если собьется в сторону и попадет на сухую шерсть, сейчас же поворачивает назад.

    Однажды мать-кенгуру, предварительно вылизав свои «руки», помогала ими ползти своему детенышу. Но это был исключительный случай: детеныш родился в «рубашке», которая стесняла его движения. Бывало и так: пытаясь помочь или случайно задев новорожденного микродетеныша, мать, увы, убивала его грубым прикосновением своих когтей.

    Ползет он, работая передними лапками, словно веслами. Они у него, как у крота, сильные и толстые, с острыми коготками. А задние еще недоразвитые, на них и пальцев нет. (У взрослого же кенгуру совсем наоборот: передние лапы вроде бы недоразвитые!)

    Ползет новорожденный кенгуру не быстрее улитки, а все-таки через полчаса добирается до сумки и исчезает в ней.

    Поражает иногда, как все-таки плохо еще мы знаем многих даже самых обычных животных! Я уже говорил о загадочной проблеме с сумкой ехидны. С кенгуру, как видите, такая же история; наблюдения и утверждения знатоков не сходятся: вылизывает или не вылизывает мать указательную стезю в сумку?

    Беременность у кенгуру в разных условиях и обстоятельствах очень разная: в среднем от 33 и до 130 дней. На соске новорожденный кенгуренок висит еще несколько недель (у иных месяца два!) – и вот, протиснувшись в щель сумки, покидает удобную «колыбель с центральным отоплением и встроенным молочным баром». Но не навсегда! Долго еще потом, почти целый год, когда вырастет и научится бегать, большой и длинноногий кенгуренок при каждой опасности (да и без нее) прячется у матери в сумке (даже если там висит на соске его младший брат!). Он уже не помещается в одной колыбели с молочным братом, ноги-ходули торчат наружу, а прячется. Мускул на краю сумки сокращается и «автоматически» ее запирает.

    Кенгуру-мать с детенышем «за пазухой» большими скачками удирает от погони. Но если враги ее настигают, часто выбрасывает живую ношу им на растерзание: тоже своего рода автотомия – самое древнее средство страхования жизни? Ящерица в критических ситуациях расплачивается хвостом, кузнечик – ногой, осьминог – щупальцем, а кенгуру… кенгуренком, своим единственным.

    Впрочем, не совсем ясно: жертва это или ответственный акт материнства, так как настоящие кенгуру и валлаби выбрасывают детенышей из сумки обычно либо в густой куст, либо около дуплистого гниющего на земле дерева, чтобы тот мог спрятаться. Потом, если уцелеют, сумчатые матери возвращаются к месту вынужденного расставания и подбирают своих детей.

    Роды у кенгуру легкие – ни мук, ни хлопот. А плодовитость…

    Бывает (правда, редко), рожают они и двух детенышей, а в сумке гигантского рыжего кенгуру нашли однажды сразу трех присосавшихся «эмбриончиков».

    Деторождение у кенгуру – в любой сезон года, но обычно австралийской зимой.

    Большие кенгуру только на первый взгляд одинаковы. Их три разных вида. Серые лесные кенгуру: конец морды у них между ноздрями, да и вокруг них, порос шерстью, как у зайца, тело серо-бурое, брюхо грязно-белое, а конец хвоста темный. Рыжие степные: конец морды между ноздрями порос шерстью лишь до середины ноздрей, голова голубовато-серая, на щеках, ближе к ноздрям, по одной косой черной полосе, тело у самцов рыжее, у самок серое, но бывают и самцы все сплошь серые, а самки рыжие (у западного подвида), конец хвоста светлый. У матерых самцов в пору размножения грудь пурпурная – от особых выделений кожных желез. И третий вид – горные кенгуру, или воллару. Телом они более массивные, шерсть густая и грубая, конец морды между ноздрями бесшерстный, голый, как у оленя. Голова и тело у самцов темно-серые, но у некоторых рас бывают и рыже-бурыми. У самки светлее. Конец хвоста у самцов черный, у самок светлый.

    Серый, рыжий кенгуру и воллару почти одинаково велики и в равной мере заслуживают (хотя и несколько преувеличенного, но давно принятого) названия гигантских: так как из всех современных сумчатых рост у них самый импозантно высокий. Но рыжий кенгуру, пожалуй, немного крупнее других: длина от носа до кончика хвоста нередко 2,5-2,7 метра. Серый кенгуру и воллару в среднем чуть меньше. Однако зарегистрирована длина шкуры старого самца серого кенгуру, поместному – бумера, около 3 метров. А про рыжих рассказывают: попадались в старые времена самцы длиной в три с четвертью метра. Может, так и было когда-нибудь давно, теперь таких кенгуру в Австралии нет.

    Врагов, кроме человека, глистов и песчаных блох, которые, кусая в глаз, часто совсем ослепляют бедных животных, у гигантских «тушканчиков» немного: динго, лисы, завезенные из Европы, и клинохвостый орел. Но недруги эти обычно отваживаются нападать только на молодых и больных кенгуру-великанов. Здоровых и взрослых спасают ноги, знаменитые и резвостью и силой удара. На двух ногах скачут кенгуру со скоростью около пятидесяти километров в час, каждым прыжком покрывая дистанцию в шесть-семь метров. На косогорах, вниз по склону гигантский кенгуру может прыгнуть и на двенадцать метров, а для старого самца забор в два с половиной и даже в три метра высотой хоть и с трудом, но преодолим.

    Сила удара задней ноги большого кенгуру так велика, что, были случаи, люди падали с проломленными черепами. Недавно в предместье Сиднея пострадал от этой ноги полицейский, который помогал вязать забежавшего сюда бешеного кенгуру. Эллис Трофтон говорит: не только гигантские кенгуру, но и крупные валлаби внезапно приходят в спонтанную ярость и бьют тогда крепко. Поэтому он не рекомендует позволять детям ласкать и кормить кенгуру в зоопарках.

    Тут интересно упомянуть еще раз (об этом уже писали), что у кенгуру есть интересный прием защиты от охотничьих собак и динго. Когда те их слишком упорно преследуют, бегут наши «тушканчики» туда, где, знают, есть озерко или пруд. Заберутся по грудь в воду, собаки в безрассудной своей храбрости за ними. Тогда кенгуру, прочно упершись природным своим треножником (двумя задними ногами и хвостом) в илистое дно, хватает собаку передними лапами и топит: держит ее голову под водой, пока собака не захлебнется. Бывало, если и не решался пес прыгнуть в воду, а тявкал с берега, «удивительный кенгуру» выскакивал из воды, хватал его и тянул в воду.

    Однажды, случилось это, впрочем, давно, молодой колонист, еще плохо знавший кенгуру, решил поохотиться на старого серого бумера. Кончилось дело финалом, нам известным. Кенгуру утопил собаку. Тогда взбешенный охотник, как потом он сам признался, «решил размозжить голову кенгуру прикладом ружья» и смело кинулся в пруд. Но кенгуру изловчился и окунул охотника и раз, и два, и три, и, если бы не подоспевшая вскоре помощь, тот наверняка захлебнулся бы. Вытащили его, во всяком случае, без сознания.

    В неволе крупные кенгуру жили по десять лет. Очевидно, срок их естественного долголетия – около пятнадцати лет.

    Самцы рыжего кенгуру ярко-винно-красного цвета или элегантно-дымчато-голубые, стремительные в упругих, словно парящих, прыжках, заслужили здесь прозвание «голубых птиц». Жизненное пространство у них обширнее, чем у других: почти весь континент, за исключением лишь крайних западных и восточных прибрежных областей да сырых тропических лесов на востоке и севере. Это равнинное, степное и пустынное животное. В Австралии рыжий кенгуру занимает, как говорят биологи, ту же экологическую нишу, что и степные антилопы Африки. Он кочует небольшими стадами (от десятка до сотни разновозрастных зверей) в поисках богатых травами угодий, которые скотоводы еще оставили в его распоряжении. Рыжий менее дик и зол на человека, чем два других гигантских кенгуру. А именно, серый и воллару. Серый гигантский – по преимуществу лесной. Живут эти кенгуру (немного их осталось!) на крайнем востоке и юго-западе Австралии, в Тасмании и на острове Кенгуру, тут же невдалеке.


    Альфред Брэм. Жизнь животных Том I Млекопитающие

    Группа кенгуру заключает, наряду с гигантами отряда, животных не больше кролика, но все они имеют странный вид. У всех голова и грудь маленькие, задняя же часть тела — большая, задние ноги отличаются сильной мускулатурой, на них животное и передвигается, передняя же, развитая более слабо, служит лишь для схватывания. Толстый, мясистый хвост служит как точка опоры для животного.

    Родина кенгуру — Австралия и прилежащие острова; любимое местопребывание — обширные равнины, богатые травой и кустарником. Впрочем, некоторые виды любят густые леса, другие — горы, третьи живут на деревьях. Большая часть их — дневные животные, только мелкие виды ведут ночной образ жизни. Летом кенгуру предпочитают влажные местности, зимой — сухие, причем могут долго обходиться без воды. Водятся стадами, под предводительством старых самцов.

    Обыкновенная походка животного — неуклюжее ковылянье: кенгуру опирается на ладони передних ног и подвигает вперед задние, опираясь на хвост. Но при малейшей опасности оно, вытянув хвост прямо назад и прижав передние ноги к груди, с силой отталкивается задними ногами и делает гигантские прыжки, до 3–5 саж. в длину и 1-11/2 саж. в высоту у крупных видов, мелкие же виды прыгают сажени на 11/2 в длину. Понятно, нужна отличная собака, чтобы угнаться за такой дичью, так как кенгуру легко перепрыгивает через кустарники, собака же должна огибать их. Из внешних чувств у кенгуру на первом месте нужно поставить слух, зрение же и обоняние, вероятно, плохи. С умственной стороны это — крайне бестолковое животное, глупее овцы: каждый незнакомый предмет возбуждает его страх, кенгуру бьется и колотится, тряся головой и испуская слюну, наносит себе серьезные раны. Оттого много пленников погибает. От страха многие кенгуру даже умирают.

    Размножение этих животных незначительно. Большие виды редко мечут более одного детеныша. Последний не более 3 см и похож больше на червя, чем на млекопитающее: слепой, без ушей, без ног, он не может даже сосать, и мать сама, кладя его к себе в сумку, прикладывает к одному из сосков; молоко льется само собой. В течение 8 месяцев детеныш проводит все время своем убежище и только под конец время от времени начинает выглядывать оттуда, но еще не способен двигаться. Потом понемногу он приучается покидать сумку и выходить на пастбище, но все-таки долго еще при малейшей опасности прячется в сумку. Вейнланд наблюдал невероятный с первого взгляда факт, что кенгуру прятался в материнской сумке, сам уже питая в своей — собственного детеныша. Бабушка кормила не только дочку, но, при ее посредстве, и внучку! Любовь матери бывает обыкновенно более или менее сильная лишь в начале жизни детеныша, потом же, когда детеныш начнет сам двигаться, мать относится довольно равнодушно к своему произведению, а при бегстве, желая освободиться от лишней тяжести, просто выбрасывает свое сокровище и спокойно убегает одна.

    Пищу кенгуру составляют травы (особенно так называемая «кенгуровая трава»), затем листья деревьев, кора, корни, плоды. Сами же животные потребляются разве только нетребовательными дикарями, так как мясо их, темного, кровяного цвета, сухо и безвкусно. Тем не менее за кенгуру усердно охотятся и черные и белые; последние, впрочем, больше ради развлечения, оставляя убитую дичь гнить в лесу. Эти «развлечения» ведутся обыкновенно с такой ненасытной кровожадностью, что в большей части Австралии, в местностях, заселенных европейцами, эти интересные животные уже совершенно истреблены. Губительное оружие белых и здесь сделало свое дело, как в Америке — с бизонами, хотя кенгуру также не беззащитен и может наносить своими задними ногами смертельные раны.

    Между тем все виды, несмотря на свою пугливость, хорошо переносят неволю и даже размножаются; кормят их сеном, зеленой листвой, репой, хлебом и пр. Несколько лет тому назад барон Безелагер сделал опыт размножения кенгуру даже в лесу (в Рейнской провинции Германии). Опыт, по-видимому, удался, — и кенгуру стали быстро размножаться на свободе.

    Самый крупный вид из всего семейства — исполинский кенгуру (Macropus giganteus), до 11/2 саж. длины, из которых 90 см приходится на толстый, постепенно суживающийся, покрытый гладкой шерстью хвост. Вес 6–9 пуд., самки на треть меньше. Мех плотный, густой, гладкий, мягкий, неопределенного буро-серого цвета; передние ноги белые, на боках черные пятна. Теперь водится лишь в самых глухих уголках Австралии и Тасмании. Голос в гневе — сердитое, хриплое ворчание. В Европе некоторые исполинские кенгуру выживали 10–25 лет.

    Наблюдения показали, что мать вообще не помогает детенышу найти сосок — слепой и недоразвитый детеныш сам инстинктивно движется к сумке. Роды кенгуру описывает известный зоолог Дж. Даррелл в своей книге «Путь кенгуренка»

    «Как только кенгуренок родился, он причудливо, почти по-рыбьему, извиваясь, покинул хвост и начал пробираться вверх сквозь шерсть. Памела (самка кенгуру) не уделяла ему никакого внимания… Медленно и упорно пульсирующий розовый шарик прокладывал себе путь сквозь густой мех. От рождения малыша до того момента, когда он достиг края сумки, прошло около десяти минут. Существо весом всего в какой-нибудь грамм (вес пяти-шести булавок!) сумело одолеть такой подъем — это само по себе было чудом…»

    У большого серого кенгуру длина детеныша составляет ок. 25 мм — это самый мелкий новорожденный из всех известных млекопитающих (в относительных размерах).

    Сейчас считается, что детеныш самостоятельно забирается в сумку и отыскивает там сосок. Беременность у «настоящих кенгуру» короткая — продолжается ок. 40 дней.

    Обычно длина прыжка большого кенгуру — 1.5 м, но в случае опасности кенгуру может совершать прыжки длиной до 6–9 м и развивать скорость до 50 кмчас

    Сейчас численность большого серого кенгуру в природе, хотя и велика, но заметно подорвана.

    Станислав Талалай. Самые удивительные животные мира


    Кенгуру, без сомнения, принадлежит к самым оригинальным существам, населяющим планету. Не стоит удивляться, что у европейцев, в первый раз видевших этих животных, глаза на лоб лезли от изумления. Такое чувство испытал, например, голландский мореплаватель Франсуа Пельсерт, потерпевший кораблекрушение у берегов Австралии в 1629 году. Измученный, он лежал на траве, когда неожиданно увидел целое стадо странных животных — он обратил внимание на их собачьи головы, практически бесполезные передние ноги, огромные хвосты и необычные прыжки.

    А вот коренных жителей Австралии более всего восхищает сексуальное поведение кенгуру — они с восторгом рассказывают, что акт совокупления у них длится до двух часов. Пенис этого млекопитающего имеет две головки, и в некоторых австралийских племенах мужчины — видимо, в надежде обрести такую же сексуальную мощь — увечат себе половые члены, раздваивая головку. В результате бедняги, лишаясь возможности нормально справлять малую нужду, должны садиться для этого на корточки. Такой уродливый обычай особенно характерен для аборигенов Центральной и Северо-Западной Австралии.

    Согласно мифу, первые кенгуру скакали на всех четырёх конечностях. Но вот однажды, когда животное спало, разразился страшный пожар. Кенгуру удалось спастись, но огонь так жестоко опалил его передние ноги, что они сделались гораздо короче. С тех пор кенгуру скачут только на двух задних ногах.

    Одной из удивительных особенностей этого животного, бесспорно, является их размножение. Хотя о развитии детёныша в кармане было известно давно, оставалось тайной, как он, беззащитный и слепой, размером с пчелу, находит путь в этот карман. Предполагалось, что самка «кладёт» его передними «руками». Наконец было установлено, что детёнышу не требуется помощь: он сам забирается в карман при помощи передних конечностей. Детёныш самых крупных видов кенгуру проделывает путь длиной приблизительно в 15 сантиметров всего за три минуты. Оказавшись в материнском кармане, он тут же припадает к соску и начинает пить молоко. Детёныш находится в кармане в течение 6 — 9 месяцев и за это время (у крупных видов кенгуру) увеличивается в размерах в 2000 раз.

    При всей привязанности кенгурихи к своим детям в случае опасности она может выкинуть сына или дочь из кармана, чтобы легче было убегать от врага и иметь больше шансов уйти невредимой. Большой серый кенгуру ( Macropus giganteus ) скачет необыкновенно быстро — зафиксирована рекордная скорость 64 километра в час. Он может перепрыгнуть забор высотой в 3 метра, а в длину прыгает примерно на 9 метров (рекордный прыжок — 12,8 метра).

    Почувствовав опасность, эти довольно скромные животные обращаются в бегство и куда реже решаются принять бой. Впрочем, если противником окажется человек, то кенгуру может оказать серьёзное сопротивление. Опершись на свой могучий хвост, животное способно нанести мощный удар задней ногой, а также изувечить человека острыми когтями. Самым крупным является большой рыжий кенгуру ( Megaleia rufa ), широко распространённый по всей Австралии. Это самое большое на земле сумчатое животное высотой (в стоячем положении) до 210 сантиметров и весом до 90 килограммов. Несмотря на название, рыжевато-серая (с белым низом) шкура бывает только у самца. Самки — голубовато-серые, и их вес не превышает 27 килограммов.

    В некоторых регионах кенгуру водятся в таких количествах, что стали злейшими врагами фермеров. Те вынуждены сооружать тысячекилометровые высокие ограды, чтобы защитить свои поля от их набегов.


    Георгий Любарский. Я познаю мир. Живая природа от А до Я

    Эти сумчатые, населяющие Австралию и некоторые из прилежащих островов, больше всего похожи на огромных тушканчиков из–за того, что прыгают на задних ногах. Длинный мускулистый хвост при прыжках служит балансиром, а когда кенгуру сидит на задних лапах, хвост служит дополнительной опорой. Самые мелкие кенгуру (их зовут кенгуровыми крысами) весят меньше килограмма, самый крупный гигантский рыжий кенгуру весит до 50 кг, а когда привстанет на задние ноги, его высота достигает 2 м.

    Кенгуру чаще всего живут на равнинах среди кустов и деревьев, пощипывая травку и листья. Но есть среди них и исключения. Так, скальные валлаби живут среди нагромождения глыб по ущельям скалистых гор, причем прыгают по ним с такой ловкостью и скоростью, что угнаться невозможно. Кенгуру Беннетта живет на острове Новая Гвинея, где нет обширных равнин со степной растительностью, только покрытые густыми тропическими лесами горы: эта кенгуру стала настоящим древесным животным.

    У кенгуру, как у всех сумчатых, детеныш рождается недоразвитым (весит не более грамма), сразу после рождения попадает в сумку и повисает на соске. Его «внутрисумочное» развитие длится долго: у гигантского кенгуру детеныш впервые отпадает от соска через 2 месяца и лишь в шести–семимесячном возрасте впервые высовывает голову из сумки. Но даже в 5–месячном возрасте, когда кенгуренок достигает трети размеров взрослого животного и начинает пастись на траве, при опасности он мгновенно забирается в сумку матери, и та скачет вместе с ним прочь от хищника.

    Дэвид Эттенборо. В тропики за животными


    История этих «последних из могикан» необыкновенно увлекательна. Предки кенгуру когда-то обитали во многих районах земного шара. В то время способность вынашивать в сумке своих крошечных, еще не закончивших эмбрионального развития детенышей дала им решающее преимущество перед всеми другими животными той поры. Но когда появились более прогрессивные плацентарные млекопитающие, сумчатым пришлось худо: они не выдержали конкуренции в борьбе за пищевые ресурсы и жизненное пространство и, в конце концов, многие из них вымерли. Опоссумы уцелели в Америке, но большинство современных сумчатых обитает в Австралии, которая отделилась от остальной суши еще до появления высокоразвитых млекопитающих. Эта естественная изоляция оказалась спасительной для сумчатых. Они дожили до наших дней, сохранив разнообразие форм, и поэтому Австралию с полным правом можно назвать музеем живых древностей.

    Но нет в Европе ни одного зверя, который хоть отдаленно напоминал бы таких феноменальных существ, как кенгуру, гигантский муравьед, ленивец и броненосец. Ни по внешнему виду, ни по внутреннему строению они не похожи ни на одного из обитателей нашего континента. Они — последние представители себе подобных, оставшиеся от тех времен, когда большинства современных животных еще не было на Земле. Их без преувеличения можно назвать диковинными, чудными.




 ≡ 
   Рейтинг@Mail.ru