Новосибирский зоопарк

Мангуст

 ≡ 

Мангусты - самые лучшие землекопы Новосибирского зоопарка. Их любимое занятие - постоянно раскапывать песчаный грунт в вольере. Полосатые и желтые мангусты различаются только раскраской: у полосатых - ярко выраженные тёмные поперечные полосы, желтые имеют достаточно яркую рыжевато-коричневатую окраску.

Мангуст полосатый

мангуст

мангуст

мангуст

мангуст

мангуст

мангуст

мангуст

мангуст

Мангуст желтый

мангуст

мангуст

мангуст

мангуст

мангуст

мангуст

Другие фотографии мангустов можно увидеть в моем альбоме

Фотографии полосатых мангустов
Фотографии желтых мангустов



Игорь Акимушкин. Мир животных. Том 1

Зверьки и раньше-то нечасто на глаза попадались, а после того, как расплодились на Кубе собаки, кошки и, главное, мангусты, определенно стали вымирать. Мангуст привезли из-за моря, чтобы они ловили и ели бесчисленных тут змей. Но иммигранты распорядились по-своему и больше промышляют редкостных щелезубов (а людям очень хотелось бы их сохранить!), даже поросят и ягнят, а гремучих змей, которые проворнее привычных мангустам кобр и гадюк, предпочитают оставлять в покое.

Щелезубы совсем не плодовиты: дважды в году рождают их самки одного или трех детенышей. Такая безответственность в делах размножения совсем не способствует, особенно под натиском мангуст, процветанию рода.

«Но вот того орла эта пылища, видимо, нисколько не беспокоит: на бреющем полете он врезается прямо в семейство полосатых мангуст и хватает одну из них… Здесь, в Серенгети, мангусты выглядят очень потешно: полоски у них поперечные, как у зебры» (Бернгард Гржимек).

Мангуста кричала отчаянно, пока орел нес ее в когтях к дереву. Полосатые ее родичи не испугались, не разбежались, а всем сообществом, в полном составе «запрыгали на коротких ножках вслед за птицей, окружили дерево и начали под ним пронзительно кричать и визжать». Нервы орла, потрясенного дикой какофонией, не выдержали: мангусту он выпустил. Она упала на землю, но тут же вскочила и со своими спасителями кинулась в рощицу.

Мангусты отважны, мангусты ловки – нет у змей в тропиках худших врагов и губителей!

Мангусты – достойные представители семейства виверровых. Семейства древнего и весьма многочисленного – в нем 82 вида (по другим данным – 65) – в Африке, Южной Азии и на Мадагаскаре. Здесь, на этом чудесном острове, виверровые – единственные хищники. В Америке и в Австралии виверровых нет. В Юго-Западной Европе – только два вида: малая пятнистая генетта (Испания и близлежащие области Франции) и ихневмон (Южная Испания и Далмация).

Кошачья у виверр и грация, кошачьи у многих и когти – втяжные (фосса, пальмовые куницы, линсанги, генетты), у многих других полувтяжные, у мангуст невтяжные.

В семействе виверровых шесть подсемейств – настоящие виверровые (виверры, циветты, генетты, линсанги – 18 видов), пальмовые куницы (и среди них бинтуронги – 8 видов), полосатые и выдровые циветты (7 видов), мадагаскарские мангусты (8 видрв), настоящие мангусты (мангусты, ихневмоны и сурика-ты – 40 видов) и, наконец, фоссы (1 вид).

После беглого обзора всех их родичей пришла очередь рассказать о мунго, или мангустах, – бесспорно, самых интересных в семействе виверровых. Их десятки разных видов, в основном африканских, но немало и азиатских.

На Яве, Суматре и в Индии живет черная, с мелким желтым крапом, словно припудренная золотой пылью, карликовая мангуста: полметра, вместе с хвостом, ее длина. Эта «позолоченная» мангуста и ласка – самые крохотные хищники на нашей планете. Обычная индийская мангуста – знаменитый Рикки-Тикки-Тави – прославлена Киплингом за доблесть и непобедимость в смертельных схватках с ядовитыми гадами. Поразительно, как спокойно, уверенно, смело и ловко сражается она со смертью. Оскаленная ее морда трепещет в ярости в нескольких сантиметрах от вскинутой над ней пасти кобры. В одно неуловимое мгновение в молниеносном броске вперед преодолевает змеиная голова эти сантиметры. Четверть секунды – атака змеи: выпад вперед, укус и возвращение в исходную позицию. Но мангуста успевает заметить этот бросок и увернуться. Превосходная бдительность и небывалой быстроты реакция. Только это ее спасает. Ведь нет у мангусты ни брони на теле, ни достаточно эффективных противоядий в крови.

Ярость в бою и искусство нападать смело и быстро, так быстро, что уследить невозможно, нападать, а не бежать, даже от врага сильного и большого, и кусать, кусать неистово – этим почти все мангусты знамениты. Говорят, если мангуста в ногу вцепится, словно швейная машина прошьет ее иглой!

Но прежде чем напасть, мангуста (во всяком случае, полосатая) врага честно предупреждает. Шерсть взъерошив, изгибается дугой и верещит пронзительно. Была она маленькой, гибкой, длинной и вдруг стала круглой и в мгновение вдвое выросла на глазах! От такого чародейства лучше подальше держаться – решит почти всякий. А если не сразу осторожность подскажет это мудрое решение и тот, кому направлен ультиматум взъерошенного комочка кипучей ярости, будет медлить, тогда мангуста атакует «со скоростью дротика».

У полосатых мангуст (возможно, и у других) есть еще одна странная угроза – «галоп на месте». Выгнув спину, мангуста делает вид, что быстро бежит к незваному гостю, а сама скачет лишь на месте, выбрасывая вверх то передние, то задние ноги. Все это под вокальный аккомпанемент, который исторгает ее горло и который так пронзителен, что, мы знаем уже, орла способен напугать.

Хищные птицы постоянно угрожают мангустам, и поэтому зверьки бдительно следят за небом. Куда бы ни шли, чем бы ни занимались, то одна, то другая головки поднимут и смотрят вверх. Если увидят в синеве небес зловещий парящий силуэт, кричат «вааук-вааук». Это всем товарищам предупреждение, сигнал воздушной тревоги.

Одна неопытная самка-мангуста, увидев в небе журавля, закричала так, будто орел над ней. Самец мангуста лишь взглянул на птицу и спокойно отвернулся, занимаясь своим делом: он рыл острыми коготками землю, откапывал гусениц и разных насекомых. Весь вид его, казалось, говорил: «Что ты пугаешь меня таким пустяком!»

Мангусты болтливы. Звуки, которые способно исторгать их горло, очень разные: рычанье, визг, некое кудахтанье – предупреждение: «Не тронь меня!», почти собачий лай – сигнал общей тревоги.

Младенчество, детство и юность полосатых мангуст быстротечны: в девять месяцев от роду приходят возмужание и с ним семейные заботы. Родятся у них обычно четыре крохотных, слепых, почти голых детеныша, весит каждый тридцать граммов. Растут быстро, и скоро молока им становится мало, мясо подавай! Мать тогда жадно вырывает его у самца, но сама не ест, а носит во рту: бегает вокруг своих чад, предлагая вырвать у нее из пасти кусок. Как только кто сделает такую попытку, она положит мясо на землю и ждет, чтобы его попробовал малыш. Если дать ей банан, повторится то же самое. Так и вкус к плодам земли воспитывает терпеливая мать у своих несмышленышей.

А отец? Он тут, он рядом. Но дело его прежде всего сторожевая служба. Предупреждения о реальной угрозе исходят главным образом от него. Мать спокойна, когда он поблизости. Она, когда детенышам всего несколько дней, оставив их на попечение бдительного и отважного супруга, может уйти по своим делам. Тот, чем бы он ни был занят, всегда подбежит, посмотрит на малышей, обнюхает их. Все в порядке, тогда только отойдет, ибо дел у него тоже достаточно. Насекомые, гусеницы, птичьи яйца, плоды – все это надо добыть, раскопать. Нору вырыть или подновить ее. Полосатые мангусты прячутся в норах от врагов и зноя. Но и погреться на солнце любят, когда оно не очень жаркое. Любопытствуя, сидят столбиком, посматривая по сторонам и в небо.

Подобно полосатым мунго, ихневмоны, самые крупные из мангуст (до метра длина, но высота лишь 20 сантиметров), живут дружной семьей. Охотятся, когда дети подрастут, так: впереди крадется, прячась в тени кустов, за буграми, травами, папаша-ихневмон, за ним вплотную мать, за ней, тоже вплотную и повторяя все ее повороты, молодые ихневмоны. Кто видел их, казалось, будто большая змея ползет по земле. «Ихневмон» по-древнеегипетски – «сыщик». Тысячелетиями в дельте Нила строители пирамид свято почитали его за мужество, за истребление змей и крокодильих яиц.

В Центральной и Южной Африке живет болотная, или водяная, мангуста. Она более высоконогая, чем ихневмон, и почти черная. Плавает и ныряет отлично, а потенциальное, развивающееся под скорлупой яиц потомство крокодилов истребляет еще эффективнее, чем священный «сыщик». Крокодильи самки, в вечном страхе перед ее разбоем, обречены дежурить у своих яиц. Только это спасает их от черных мангуст.

Птица – не крокодил. Не многих из них мангусты боятся и потому воруют птичьи яйца смело. Повадка у них такая: берут яйцо в передние лапы, на задних столбиком вытягиваются и роняют на землю с высоты своего роста. Оно, понятно, разобьется, и тогда мангуста лижет желток и белок.

У мангуст (почти у каждой своя) врожденная манера колоть яйца. Некоторые, зажав яйцо не передними, а задними лапами, бьют его, пятясь, о камень или дерево.

К мангустам близки сурикаты – зверьки особенные! Внешне напоминают немного лемуров. В забавных позах (вытянувшись на цыпочках задних ног и подпирая себя хвостом) греются они на солнце или высматривают тревожно врагов в сухих степях Южной Африки.

С мангустами связана одна поучительная история, которая должна служить примером того, что не всякая акклиматизация априори хороша.

Наконец, в 1872 году кому-то пришла идея обратиться за помощью к мангустам.

Привезли четырех самцов и пять самок. Они быстро прижились и расплодились. Через десять лет их потомки съели уже всех крыс (но не всех змей, так как более быстрые в атаках, чем кобры и гадюки, змеи Нового Света из схватки с мангустами часто выходят победителями!). Принялись тогда мангусты уничтожать поросят, ягнят, кошек, водосвинок, щелезубов, ящериц, птиц и вскоре стали истинной казнью египетской для всего живого на острове.

На Фиджи тоже акклиматизировали мангуст, но с пользой для дела или нет, пока не ясно.


Альфред Брэм. Жизнь животных Том I Млекопитающие

В группу виверр с невыдвижными когтями мы должны прежде всего выделить знаменитых мангуст , или ихневмонов . Мангусты (Herpestes) имеют вытянутое цилиндрическое тело на низких ногах, голову маленькую, с заостренной мордой, глаза маленькие, с круглым или немного продолговатым зрачком, уши короткие, закругленные, на ногах по 5 пальцев; мех жесткий, с длинными волосами; зубов — 40, больших, крепких.

Наиболее известная из мангуст — ихневмон, или фараонова крыса (Herpestes ichneumon), священное животное древних египтян, служившее у них олицетворением слабого человека, который не может обходиться без посторонней помощи. И действительно, по словам Страбона, это животное никогда не нападает на больших змей без того, чтобы не позвать на помощь своих товарищей. Сообщались и еще более поразительные наблюдения: будто бы, например, ихневмон прыгает в разверстую пасть крокодила, прокусывает ему горло, прогрызает сердце и, умертвив таким образом, открывает себе окровавленный путь к обратному выходу из тела чудовища.

Прочие мангусты и по виду, и по образу жизни похожи, в общем, на ихневмона. Между ними укажем прежде всего на мунго, или мунгос, англичан (Herpestes mungo), небольшого зверька светло-серого цвета, величиной поменьше ихневмона (туловище 40–50 см), живущего в Индии.

Близко к нему стоит золотопыльная , или яванская мангуста (Herpestes javanicus) еще меньше ростом (55 см, из которых 20 приходится на хвост); она одета в темно-бурую с золотистым отливом шубку.

Из европейских мангуст, сродных с ихневмоном, нужно упомянуть о меконе , или мелончилло (Herpestes widdringtonii), темно-сером с светлым крапом зверьке до 1,1 метр с хвостом (последний — 50 см), водящемся в Испании. Хвостовые волосы его идут на кисти художников.

Но более замечательна — зебровая , или полосатая мангуста (Herpestes fasciatus), самое маленькое животное из всего семейства (длина туловища — 40 см, а хвост — 20), покрытое полосатым мехом, состоящим из правильно расположенных темных и светлых поперечных полос. Водится в Африке (Ю. и Средней, до Абиссинии) и так же хищна, как и ее родичи, впрочем, предпочитает более птиц. Гейглин сообщает, что при охоте за некоторыми птицами, напр., степными куропатками, эта мангуста подманивает добычу, удачно подражая ее голосу.

Голос зебровых мангуст вообще очень оригинален: они щебечут, выделывая им трели и свистя, как птицы, или же испускают тихие протяжные крики, а иногда громкий лай. В гневе и возбуждении они злобно тявкают и рычат.

Крабовая мангуста , или урва (Herpestes urva), темно-буро-серого с черным цвета, служит переходом от мангуст к россомахам: морда ее вытянута и заострена, туловище узкое и сильное, пальцы на ногах соединены перепонками. Размеры ее — 80–90 см, из которых до 30 занимает хвост. Водится в Непале и ближайших окрестностях. Из своих подхвостных желез урва выпрыскивает на врагов вонючую жидкость; гнездится в земле, подобно родичам.

Кузиманзе (Crossarchus obscurus), живущая в западной Африке (Гвинея), по форме морды и по подхвостному мешку приближается к сурикате, а по числу пальцев представляет настоящую мангусту. Туловище у нее плотное, круглая голова оканчивается острой мордой; хвост средней длины, ноги довольно высокие; уши маленькие, круглые, глаза с круглым зрачком, снабженные третьим неполным веком; длинный язык и закрывающийся подхвостный мешок. Длина — около 55 см, из которых 20 занимает хвост. Грубый мех однообразно бурого цвета. Своей походкой и торопливыми движениями это животное напоминает нашего ежа. В неволе кузиманзе очень веселы и сильно привязываются к человеку. Отыскивая в земле личинок насекомых, это животное даже в неволе любит постоянно буравить землю своей острой мордочкой. С недавних пор кузиманзе стали привозить в Европу живыми.

Мне пришлось ближе познакомиться с абиссинским жиряком (Hyrax abyssinicus), робким, трусливым зверьком, до 30 см длины, покрытым длинным волнистым мехом бледно-серого цвета с темными и светлыми крапинками. Если осторожно приблизиться к скале, где живут жиряки, то можно видеть, как эти забавные животные спокойно нежатся на солнце, расчесывая хорошенькой лапкой свою бороду, а около них шмыгают хищные мангусты и агамы, и, по-видимому, все живут в добром согласии между собой. По своим нравам и движениям жиряки представляют среднее между носорогами и проворными грызунами. По земле они двигаются медленно, как будто крадучись, напротив, по скалам лазают уверенно, мастерски, что объясняется вышеупомянутой особенностью их ног. Относительно пищи они неприхотливы и довольствуются той скудной флорой, какая находится на их почти голых скалах. В неволе держатся кротко, но в Европе редко выживают. Только в Аравии и Ю. Африке их ловят из-за мяса, напоминающего по вкусу кроличье. Кроме абиссинского жиряка, нужно указать на живущего в Ю. Африке и Н. Гвинее до Конго капского жиряка (Н. capensis) и живущего в В. Африке мозамбикского жиряка (Н. mosambicus). Несколько отличается от них древесный жиряк (Н. dorsalis). «Он — постоянный житель лесов и деревьев, — пишет Бюттикофер. — Уже в первый вечер после своего прибытия в Либерию меня поразили своеобразные звуки, раздававшиеся в соседнем лесу. Это было пронзительное отрывистое «керр». Я недоумевал, приписать ли эти звуки птице или млекопитающему. Однако туземцы утверждали, что это кричит млекопитающее, живущее в дуплах деревьев и лазающее по стволам с помощью своих длинных зубов; по их словам — это ночное животное… Высокая награда, обещанная мной, соблазнила туземцев, и они скоро притащили в корзине несколько экземпляров странного животного. Зверьки яростно грызли прутья корзины, сильно ударяли передними лапами по земле и ерошили свои длинные волосы на спине…» Более подробных сведений о древесном жиряке пока не сообщалось.

Мангустов объединяют в подсемейство мангустовых — Herpestinae. Большая часть виверр принадлежит к этому подсемейству. В подсемействе выделяют 12 родов. Наибольшее число видов входит в род мангустов.

Египетский мангуст или фараонова крыса — Herpestes ichneumon.

Обыкновенный мангуст или серый индийский мунго — Herpestes edwardsi. Энергичный истребитель змей, водится в Индии. Именно этот мангуст был протопипом Рики-Тики-Тави. Мангусты не имеют иммунитета к змеиному яду и справляются даже с самыми ядовитыми змеями благодыря исключительно быстрой реакции.

Яванский мангуст — Herpestes javanicus.

Мангустов акклиматзировали в Вест-Индии и на Гавайских островах для борьбы со змеями. Но это привело к неожиданным результатам: сильно размножившиеся мангусты стали уничтожать полезных и редких зверьков и птиц и нападать на мелких домашних животных. пришлось вести борьбу с мангустами.

Сейчас такого вида не выделяют, скорее всего речь идет о подвиде египетского мангуста — Herpestes ichneumon.

Полосатый мангуст — Mungos mungo, единственный вид рода полосатых мангустов (Mungos).

Мангуст-крабоед — Herpestes urva. Как и следует из названия, этот мангуст питается в основном ракообразными и другими водными животными.

Желтый мангуст — Cynictis penicillata, единственный представитель рода желтых мангуст — Cynictis.

Живут желтые мангусты колониями, что достаточно редко среди хищных. Колониальные норы имеют сложное устройство со многими ходами и выходами.


Светлана Хворостухина. Рекорды в мире животных

Другие, например дикие быки, слоны, антилопы, норовят затоптать. Свиньи, ежи и мангусты стараются съесть ползающую рептилию, а обезьяны просто панически боятся змей. Даже крошечная фигурка человека со змеей в руках, показываемая приматам, вызывает у них прямо-таки священный ужас.

Знает о данной особенности поведения змеи и мангуст. Его тактика весьма проста: прежде всего молниеносная увертливость, заход с тыла и укус в затылок. Чтобы кобра не могла вырваться, мангуст прижимает ее к земле всеми четырьмя лапами. Он лишь в 8 раз менее восприимчив к яду кобры, чем, скажем, кролик, т. е. иммунитета у мангуста практически нет. Поэтому и гибли в большом количестве мангусты, завезенные на некоторые Антильские острова для уничтожения местных ямкоголовых змей. Методы борьбы, веками отрабатываемые предками этих животных на медлительных кобрах, здесь оказались негодными, т. к. гремучие и ямкоголовые змеи демонстрациями не занимались, а кусали точно и стремительно.


Станислав Талалай. Самые удивительные животные мира

В сегодняшнем Египте для туристов устраивают популярный аттракцион — битву мангустов со змеями. Хотя в дикой природе эти животные друг на друга не нападают, если посадить их в одну клетку, начинается отчаянная драка. Победа всегда остается за мангустом, но «арбитр» (он же владелец животных) обязательно останавливает схватку, пока не дошло до серьёзных последствий — ведь если один боец окажется убитым, а другой серьёзно раненным, то найти им замену для следующего шоу будет не так-то просто.

В сегодняшнем Египте для туристов устраивают популярный аттракцион — битву мангустов со змеями. Хотя в дикой природе эти животные друг на друга не нападают, если посадить их в одну клетку, начинается отчаянная драка. Победа всегда остается за мангустом, но «арбитр» (он же владелец животных) обязательно останавливает схватку, пока не дошло до серьёзных последствий — ведь если один боец окажется убитым, а другой серьёзно раненным, то найти им замену для следующего шоу будет не так-то просто.

В сегодняшнем Египте для туристов устраивают популярный аттракцион — битву мангустов со змеями. Хотя в дикой природе эти животные друг на друга не нападают, если посадить их в одну клетку, начинается отчаянная драка. Победа всегда остается за мангустом, но «арбитр» (он же владелец животных) обязательно останавливает схватку, пока не дошло до серьёзных последствий — ведь если один боец окажется убитым, а другой серьёзно раненным, то найти им замену для следующего шоу будет не так-то просто.


Дэвид Эттенборо. В тропики за животными

В Джорджтауне, в гараже, ставшем зверинцем Тима Вайнелла, нас ожидали сюрпризы. Пока мы в поисках животных путешествовали по Бариме, наши друзья из других частей колонии прислали кое-что в Джорджтаун. В Камаранге недавно побывал гидроплан, и пилот привез нам в дар от Билла и Дафни Сеггар нескольких амазонов и ручного красношапочного дятла. Тайни Мак-Турк прислал лисицу и мешочек змей. Тим, которому не очень-то улыбалось с утра до вечера возиться с нашей коллекцией, сумел так поставить дело, что за отлов животных взялись и местные жители. Некоторые экземпляры были пойманы прямо в Ботаническом саду. Один из садовников изловил пару мангуст, носившихся по лужайкам. Тим принял их с радостью, хотя, строго говоря, это были не южноамериканские животные. Много лет назад владельцы плантаций сахарного тростника завезли сюда мангуст из Индии, рассчитывая с их помощью разделаться с крысами, ставшими истинным бичом плантаций. Мангусты прижились, да так успешно, что стали обычнейшими животными побережья. Сады кишели и опоссумами, которые, как и кенгуру, вынашивают своих детенышей в сумке. Я давно мечтал увидеть опоссума: ведь он — один из очень немногих сумчатых животных, распространенных вне Австралии.


Айвен Сандерсон. Сокровища животного мира

Одно из них, странное маленькое создание, называется «кузиманзе», а зоологам известно под «именем и фамилией» Crossarchus obscurus[5], причем его «имя» (видовое название) выбрано вполне удачно: внешность у него действительно невзрачная, а поведение — скрытное. Это мангуст, который принадлежит к большому отряду хищников, или плотоядных животных, включающему и таких широко известных зверей, как львы, кошки, собаки, волки, медведи, лисы, скунсы, ласки и еноты. Кузиманзе описать очень трудно — разве что мордочка его вытянута в длинное рыльце, а так вид самый что ни на есть заурядный. У него четыре крепкие лапки, суживающийся к концу хвост, маленькие ушки, и одет он в грубую шерсть неопределенного оттенка. На острой мордочке — выражение живого любопытства. Главное его занятие — ловить как можно больше крабов и уплетать их с невероятной скоростью, под хруст панцирей и собственное похрюкиванье. Мы часто следили за этими резвыми малышами, которые носились по травяным полянам между домами в ясные лунные ночи. Они смахивают на кроликов и размерами, и общим обликом. Одного такого зверька, принесенного нам местным охотником, мы некоторое время держали в неволе. Он всю ночь напролет трудился, пытаясь проскрести дно своей деревянной клетки.

Есть у него близкий родственник — водяной мангуст (Atilax paludinosis), у которого столь же скрытное поведение и неприметный вид, хотя спинка его пересечена элегантными полосками. Зверек тоже обожает крабов и охотится на них возле жилищ человека.

К группе так называемых плотоядных относились еще два местных животных. Это были крупные длинноногие мангусты. Один вид, черный, с редкой щетинистой шерстью, называется Herpestes. Судя по всему, он чрезвычайно редок. Другой мангуст, совершенно поразительного вида, впервые попался нам при довольно замечательных обстоятельствах.




 ≡ 
   Рейтинг@Mail.ru