Новосибирский зоопарк

Мартышки

 ≡ 

В Новосибирском зоопарке живут три вида мартышек:

  • Мартышка Бразза Cercopithecus neglectus
  • Мартышка Диана Cercopithecus diana diana
  • Зеленая мартышка Chlorocebus aethiops

Мартышка Бразза

мартышка Бразза

мартышка Бразза

мартышка Бразза

мартышка Бразза

мартышка Бразза

мартышка Бразза

Мартышка Диана

мартышка Диана

мартышка Диана

мартышка Диана

мартышка Диана

мартышка Диана

Зеленая мартышка

мартышка зеленая

мартышка зеленая

мартышка зеленая

мартышка зеленая

мартышка зеленая

мартышка зеленая


Другие фотографии мартышек можно увидеть в моем альбоме

Мартышка Бразза

Мартышка Диана

Зеленая мартышка


Видео животных

Мартышка диана




Игорь Акимушкин. Мир животных. Том 2

Мартышки – небольшие обезьяны весом до 10 килограммов, стройные, легкие, длиннохвостые, короткомордые, череп округлый, без сильно развитых надбровных дуг, задние ноги заметно длиннее передних, седалищные мозоли небольшие, окраска яркая, черных, рыжих, белых, даже зеленых тонов. Живут почти исключительно на деревьях, обычно в тропических лесах, реже встречаются в саваннах, вблизи рек. Обитают только в Африке, к югу от Сахары.

Итак, настоящие мартышки, род церкопитекус. Сколько их – девять, двенадцать, больше или меньше видов? Трудно решить. Очень изменчивы и географически, и индивидуально, и в разных возрастах.

Живут мартышки стаями, семейными группами, иногда в компании с мангабеями, колобами, но никогда с павианами и шимпанзе, бродят днем по лесам в поисках фруктов, орехов, насекомых, улиток, пауков, мелких птиц, ящериц, лягушек, что попадется съедобного. Правда, у некоторых вкусы более определенные, но в общем они всеядны.

Большинство мартышек – жители густых тропических лесов, одни предпочитают вершины, другие держатся ниже, третьи, покинув густые дебри лесов, перебрались в сухие саванны, степи и кустарники. Это зеленые мартышки, которые, подобно макакам, много бродят по земле.

Мартышки довольно легко переносят неволю, и многие долго живут в зоопарках (рекорд – 26 лет!). Их так же, как резусов, держат в лабораториях для разных медицинских и биологических экспериментов.


Альфред Брэм. Жизнь животных Том I Млекопитающие

Ловкость и проворство обезьян заметны только при лазаний; на земле же большинство их кажутся очень неуклюжими. Лучше других ходят мартышки, цепкохвостые обезьяны Нового Света и игрунки, особенно первые, за которыми трудно угнаться и хорошей собаке.

Некоторые виды их превосходно плавают, напр., мартышки, другие же, как павианы и ревуны, легко тонут и потому боятся воды.

Даже маленькие мартышки, будучи рассержены или загнаны, с яростью кидаются прямо на врага. Особенно горячо защищаются самки, спасая своих детенышей. В бою с врагом обезьяны пускают в ход и руки, и зубы: они бьют, царапают, кусают. Однако рассказы о том, что будто бы они защищаются еще и древесными сучками или камнями, нужно отнести к области фантазии. По всей вероятности, утверждающие это наблюдатели описывали не то, что видели, приняв за сознательные удары со стороны животных случайно падающие с дерева, при их движении, сухие ветки или камни, падающие со скал.

Мартышки ведут себя на свободе так же, как и у нас, в зоологических садах, но некоторые черты их характера яснее высказываются на родине. Для наблюдения особенно удобны леса Западной Африки. Приближение стада уже издали заметно по шелесту зеленых ветвей, треску сучков и легкому ворчанью. Каждая стая, состоящая, вероятно, из одной, сильно размножившейся семьи, держится отдельно от других, под предводительством старого и опытного самца, который идет обыкновенно впереди, постоянно подозрительно оглядываясь кругом и время от времени издавая различные звуки то для призыва, то для предупреждения своих спутников. Один характерный звук, представляющий нечто среднее между чавканьем и лаем и напоминающий иногда звук раскупориваемой бутылки шампанского, выражает, вероятно, полное довольство, так как его издают мартышки вечером, иногда после заката солнца, когда сытое и усталое стадо тесной кучей, почесывая друг друга и задумчиво взирая вперед, словно любуясь открывающейся картиной, располагается где-нибудь на дереве на ночлег.

Если убить вожака, то вся стая, охваченная испугом, приходит в страшное смятение: с криком бросаются обезьяны туда и сюда, скачут от ствола приютившего их дерева к концам ветвей, потом — обратно и, если их приют стоит одиноко, так что с него нельзя перепрыгнуть на другое дерево, то большими прыжками скачут вниз, в кусты, пользуясь при этом длинным хвостом, словно рулем. Все это происходит среди невообразимой свалки, но зато и быстро прекращается, и через минуту мартышки исчезают из вида.

Эти «мародеры полей» не боятся и воды; напротив, часто замечали, как они на берегу моря, во время отлива, ловят крабов или ищут раковин, отряхиваясь от попадающих капель воды. Негры единогласно утверждали, что мартышки — отличные пловцы; целые стаи их переплывают иногда широкие реки.

Шайка отправляется к засеянному полю, под предводительством своего вожака, причем за большими тащатся и маленькие, зацепившись своими хвостами за хвосты матерей и держась у них под брюхом. Сначала шайка идет осторожно, стараясь шаг за шагом следовать за своим вожаком и попадая даже на то же дерево, на ту же ветку, где тот прошел. Но вот вожак влезает на самую верхушку дерева и оттуда обозревает местность. Если все обстоит благополучно, он успокаивает товарищей особым мурлыканьем, в противном же случае издает короткий крик, — и стадо в одну минуту кидается в поспешное бегство. Когда же опасности не предвидится, мартышки спускаются в поле, — и начинается грабеж. Обезьяны жадно наскоро срывают несколько початков кукурузы и колосьев дурро, вылущают их и набивают зернами свои защечные мешки. Сделав эти запасы, грабители становятся разборчивее: сломив теперь початок, мартышка прежде понюхает его, поглядит и часто, найдя, очевидно, негодным, бросает, чтобы приняться за другой. И так истребляется все поле: мародеры не унесут с собой и сотой доли того, что испортили.

Набив свои кладовые во рту и потом набрав в руки сколько можно, стадо спокойно удаляется. В случае же опасности все разбегаются стремглав по соседним деревьям. Вожак большими прыжками летит впереди, как бы указывая дорогу и особыми криками оповещая стадо, как нужно бежать, скоро или тихо. Убедившись, наконец, что опасность миновала, вожак снова занимает на дереве обсервационный пункт и сзывает стадо. Тогда все мартышки принимаются очищать свои шкуры от засевших в них во время бегства колючек и шипов. Эту услугу оказывают обыкновенно каждая друг другу; при этом, кстати, изгоняются и паразитные насекомые, исчезающие между зубами услужливого друга.

От хищных зверей мартышки мало страдают; их спасает проворство. Разве только леопарду удается иногда поймать какое-нибудь зазевавшееся животное. От хищных же птиц они защищаются сообща.

Однажды хохлатый орлан (Spizaetos occipitalis), бесспорно, один из самых смелых хищников их отечества, бросился на молодую мартышку и хотел унести. Но та, заорав во все горло, уцепилась всеми четырьмя конечностями за ветку, так что ее и не оторвать. Между тем вопль ее всполошил все стадо, — и десятки товарок с гримасами и криками бросились на птицу. Последняя едва успела вырваться из рук разъяренных врагов, все-таки поплатившись многими перьями со спины и хвоста.

Наоборот, пресмыкающиеся, особенно змеи, наводят на мартышек панический ужас. Как известно, змеи часто прячутся в дуплах, но там же находятся птичьи гнезда с яйцами и птенцами, до которых мартышки большие охотницы. И вот, нашедши такое гнездо, мартышка сначала исследует его, нет ли поблизости змеи. Заглянув в дупло, она внимательно прислушивается и, если там не слышно ничего подозрительного, медленно и осторожно опускает вглубь лапу, все время опасаясь, не покажется ли оттуда голова страшной для нее змеи.

Пехуель-Леше рассказывает о своей ручной мартышке следующее: «Она свободно бегала по дому и саду, резвилась, охотилась за бабочками и кузнечиками, сопровождала нас на прогулку, подобно собачке, а во время пути любила забавляться с встречавшимися людьми, пугая их притворными нападениями. С маленькими собачками она охотно возилась, больших же собак избегала, а если те нападали на нее, бесстрашно кидалась на них, теребила, кусала, царапала и этим приводила тех в такой ужас, что они убегали.

Из многих видов мартышек отметим следующие:
1) зеленая обезьяна, или обуланж, а также ниснас арабов (Cercopithecas sabaeus), до 11/2; арш. длины, причем хвост занимает половину; верхняя часть тела покрыта светло-зелеными полосами, конечности и хвост — пепельно-серые, бакенбарды беловатые, лицо светло-бурое, морда, нос и брови черные; на западе Африки встречается близкий вид, может быть, только разновидность ее, C. griseoviridis;
2) Диана, или бородатая матрышка (C. diana), маленькое стройное животное, которое легко узнать по длинным бакенам и бороде; тело ее большей частью темно-серое, спина пурпурно-коричневая, а нижние части тела — белые;
3) Мона (C. mona), похожая на диану, но каштаново-бурого цвета с желтовато-белой грудью, без бороды. Длина ее — около 2 ф., хвост несколько больше;
4) Муйдо (C. cephus), живущая в Леанго, а также в Нижней Гвинее, голуболицая мартышка с роскошным мехом оливково-зеленого цвета с золотистым отливом; лицо — голубое, цвета кобальта; борода — ярко-желтая, хвост ржаво-красный. Вообще, это наиболее ярко и красиво окрашенная обезьяна. Любимое место обитания — болотистые прибрежные леса. Описание нравов мартышек, приведенное нами выше, относится главным образом к голуболицей мартышке;
5) Гусар (C. ruber), красная восточноафриканская обезьяна, в противоположность предыдущим видам, одна из скучнейших и неприветливых мартышек. По росту она наполовину или на треть больше предыдущих, название получила от ржаво-красного, иногда золотисто-красного цвета шерсти на спине; лицо у нее черное, бакенбарды — белые, нижняя часть тела также белая. Водится по преимуществу в степных местностях. Нрав у нее неуживчивый: гусар во всех видит своих врагов, все ему надоедает, и самые невинные шутки принимаются за обиду. Простой взгляд сердит его, а хохот приводит в страшную ярость. В виду такого характера его что-то не видать в неволе.
6) Мангаб, или черномазая обезьяна (C. fuliginosus) — некоторыми учеными выделяется в особый род, вследствие своих сильно выдающихся надглазных дуг. Туловище его достигает длины 2 ф. 2 д., хвост несколько меньше: сверху эта обезьяна черного цвета, снизу серого. Водится в Западной Африке; здесь же встречается и другая, похожая на нее обезьяна (C. albigena), которую Пехуель-Леше описывает так: «Мбукумбуку, — как называют его туземцы берега Лоанго, — живет в больших лесах группами в 2–3 штуки. Она не так подвижна, как другие мартышки, но также ловко лазает по деревьям, быстро бегает по земле и отлично плавает. Название свое получила от звука, который издается самцом…»


Эман Фридман. Занимательная приматология

Любопытно, что слово «мартышка» попало в Россию из Бельгии, где его фламандское происхождение выводится из широко распространенного в Европе имени Мартин. Существует версия, по которой слово «мартышка» — это эхо религиозной борьбы периода Реформации: в устах католика оно определенно связывалось с негативным отношением к личности именно Мартина Лютера.

Как сообщают Р. и Д. Моррис, в XV в. слово «обезьяна» было в Европе «абсолютным символом» распутной женщины. Обезьяны стали традиционной принадлежностью итальянских куртизанок. Короли и герцоги дарили своим фавориткам мартышек, и это имело тайный смысл. В Южной Европе разнообразные эквиваленты наименований самок обезьян — «мартышка», «мона», «обезьяниха» (singesse) — использовались в разговорном языке вместо слова «проститутка». Отсюда бесчисленное множество историй о невероятной «страстности» обезьян, об их особом вирилизме, о любовных похождениях и даже сожительстве с людьми. Подобный сюжет попал и в «Тысячу и одну ночь». Любовники-обезьяны являются действующими лицами «Кандида» Вольтера, ревнивец-орангутан действует у Р. Киплинга, а гигантский монстр-горилла Кинг Конг, которому приносили в жертву красивых девушек, стал героем голливудского фильма.

Приматы всеядны, часто и хищники (павиан, шимпанзе, орангутан, капуцин, некоторые полуобезьяны), однако преимущественно они все же растительноядны. Колобусы и лангуры питаются больше всего листьями. Мартышки, гориллы и почти все другие — побегами растений, фруктами, орехами, цветами. Игрунки, капуцины, мартышки, макаки разнообразят растительный корм насекомыми, червями, а то и моллюсками, крабами. Многие полуобезьяны преимущественно насекомоядны.

Семейство мартышкообразных обезьян разделяется на два подсемейства: собственно мартышковых, всеядных и растительноядных, и на колобиновых, или тонкотелых, или листоядных. Те и другие живут в Африке и Азии, если не считать европейца магота (все остальные виды рода макаков живут в Азии)*.

К подсемейству мартышковых причисляют самых популярных в неволе обезьян: мартышек, родственных им красных обезьян, или патас, макаков, мангобеев, павианов, мадриллов и гелад (два последних рода также иногда неточно называют павианами).

Мартышки, бывшие кочкоданы, или заморские кошки

До чего же разнообразны по окраске многочисленные виды этого рода обезьян! Всего их более 20 видов, а подвидов — в 3 раза больше. В подтверждение сказанному приведу только видовые наименования мартышек; зеленая, голубая, краснохвостая, белоносая, красношерстная, краснобрюхая, черная мартышка Аллена (С. nigroviridis). Сверх того, свои отличительные цвета имеют мартышка диана с белой бородой и белыми же линиями на бедрах, усатая мартышка, мона, мартышка Брасса и другие.

Мартышки обитают в лесах и возле лесов, вдоль рек н озер от южной границы Сахары до южных пределов континента и только в Африке*. Живут, конечно, стадами, причем не только в зависимости от вида, но и от условий жизни одного и того же вида в стадах может быть и менее 10 особей и более 100 (например, у зеленых мартышек). Почти все виды мартышек группируются вокруг одного самца-лидера, зеленые же образуют сообщества с несколькими взрослыми самцами. И пусть иерархия здесь своеобразна — только среди самцов или только среди самок, подростков, все-таки именно взрослые самцы осуществляют дозорные и оборонные функции.

* Следовательно, говорить о «мартышках» из лесов Азии или Южной Америки нельзя — мартышек там нет.

Мартышки свободно передвигаются по земле, самец даже может привстать на задние конечности, если обзор закрывает трава или кустарник. Так же свободно чувствуют себя на деревьях, где не только карабкаются по ветвям, но и совершают огромные прыжки. Длинный хвост (не хватательный) во время полета помогает управлению.

У слабосильных мартышек очень много врагов. Разорвать ее на обед может не только леопард, но, как мы недавно узнали, и шимпанзе. Поэтому мартышки очень ловки, подвижны н при этом достаточно осторожны. Обычно не лезут в драку, спасаются бегством. Щебечут, отрывисто лают. Угрожая, самец нередко забавно кивает головой, может и выпятить грудь, и продемонстрировать половые органы (у многих мошонка ярко окрашена). Активно обыскивают друг друга.

Кормятся мартышки очень разнообразно: здесь и орехи, и фрукты, и ягоды, молодые побеги, а также насекомые, яйца птиц. О таком корме мартышек было известно давно. А вот недавно появились сообщения, что мартышки охотятся не только на крабов и ящериц, но и на птиц и даже на зайцев и представителей своего же отряда приматов! В лесу Кибале (Уганда) в 1979 — 1981 гг. зарегистрированы случаи нападения голубых мартышек (Cercopithecus mitis) на полуобезьян галаго. Описан случай, когда крупная взрослая самка изловила и убила полуобезьяну и тут же, в течение 45 мин, кормилась свежим мясом, заедая его сочными листьями дерева. Другие мартышки — свидетели трапезы подбирали обрывки шкуры галаго или внутренности и тоже приправляли этот деликатес гарниром из листьев.

Мартышки способны размножаться круглый год, но в определенные периоды — и в неволе, и в естественных условиях — у них наблюдается повышенное число рождений. Самка становится взрослой к 3 годам, самец — к 4. В среднем менструальный цикл самки составляет около 30 дней, беременность — 165 дней. С первых минут появления детеныша на свет он хватается за шерсть матери на животе и так висит с неделю. В дремоте, полусонный, он почти непрерывно сосет грудь. Потом начинает передвигаться и сам сначала на расстояние своего хвоста, за который его удерживает мать, а там забирается, как все представители низших обезьян, на спину самки (поза наездника).

Неплохо акклиматизируются в неволе. В Сухумском питомнике зеленая мартышка прожила 28 лет (рекорд вида). Известно, что мартышка диана жила 31 год, а мартышка Кэмпбелла — 33 года. Из-за сведения лесов, отлова и отстрела количество даже зеленых мартышек, еще недавно многочисленных, быстро сокращается. Пять же видов этого рода уже нуждаются в охране человеком.

Выше мы написали, что мартышки живут исключительно в Африке. Это действительно их естественная область обитания. Но, оказывается, и в Западном полушарии, на четырех островах бывшей Вест-Индии (район острова Сент-Китс в Карибском море), живут зеленые мартышки и мартышки мона. Завезли их сюда из Африки работорговцы еще в XVII в. Обезьяны хорошо акклиматизировались, расплодились в лесах, и ныне их число достигает нескольких тысяч, наглядно демонстрируя миру, что никакой мистики в приверженности природному ареалу обитания у животных, у приматов не существует — они могут жить в очень разнообразных географических условиях, и человек вполне может управлять их расселением.

Но, конечно, наибольшее сходство хромосом установлено у человека с шимпанзе — оно доходит до 90 — 98 % (по разным авторам). Любопытно запомнить: два вида мартышек, представители одного рода — мартышка Бразза (диплоидный набор хромосом 62) и мартышка талапойн (54 хромосомы) оказываются гомологичными только по 10 парам хромосом, т. е. значительно менее родственными, чем человек и шимпанзе.


Огастес Браун. Почему панда стоит на голове и другие удивительные истории о животных

Зеленые мартышки оповещают сородичей о появлении змеи, орла или леопарда разными звуками, вызывающими и разную реакцию. Услышав сигналы о замеченной змее, мартышки просто перебираются на безопасное от нее расстояние. Узнав, что где-то недалеко летит орел, они вглядываются в небо, а затем дружно прыгают с деревьев на землю. Получив информацию, что рядом леопард, умные обезьянки устремляются в высокие кроны деревьев.

Подростковый возраст — самая трудная пора жизни и у некоторых приматов. Так, зеленые мартышки-«тинейджеры» совершают рисковые поступки гораздо чаще, чем детеныши или взрослые животные. Порой они отваживаются даже воровать пищу у смертельно опасных хищников!


Айвен Сандерсон. Сокровища животного мира

Как-то раз я стоял внизу, а прямо над моей головой возилась стая больших белоносых мартышек (Cercopithecus nictitans). Я смотрел, как они обдирают тонкую кору с молодых побегов, хотя вокруг деревья ломились от сочных плодов. Животные часто ведут себя непредсказуемо. Тогда я впервые задумался — и до сих пор раздумываю о том, понимают ли люди, для чего обезьяне хвост. Только в Южной Америке обезьяны пользуются хвостом как приспо­соблением для цепляния, хватаясь за сучья, когда у них заняты все руки и ноги. Стены залы в одном из самых больших лондонских отелей расписаны высокими лесными деревьями с целой стаей обезьян. Художник с усердием, достойным всяческих похвал, изобразил самую обычную африканскую зеленую мартышку (Cercopithecus aethiops). Этот вид легко узнать по белым бакенбардам и похожим на рожки кисточкам на ушах. Можно еще пренебречь тем, что зеленые мартышки никогда не живут на разбросанных поодиночке деревьях — такую ошибку можно простить худож­нику как артистическую вольность, — но найдется ли оправ­дание тому, что процентов тридцать этих неправдоподобных настенных обезьян изображены висящими на хвостах, будто рождественские индюшки в витринах: уж на это-то они не способны ни при каких обстоятельствах, ручаюсь!

В тот вечер я впервые увидел, как мартышка упала. Маленькая самочка совершила головоломный прыжок и благополучно перелетела на другое дерево, но листья, за которые она уцепилась руками, оторвались от веток, и она качнулась назад. Несколько секунд она висела вниз головой, цепляясь ногами, а кончик хвоста касался ее затылка, но вот, тихонько взвизгнув, она внезапно сорвалась и с глухим стуком, который больно было слышать, ударилась о мягкую землю. Когда я подбежал, она была еще жива, но в безнадежном состоянии. Гуманность требовала прекратить ее мучения, и я, исполнив свой долг, произвел посмертное вскрытие и обнаружил, что обе ноги и основание позвоночни­ка переломаны во многих местах. Хвост сослужил ей службу в последний раз.

Один раз я видел, как мартышка, сорвавшись, свалилась в реку. Это было препотешное зрелище — еще одно доказа­тельство того, что в природе много забавного, хотя хватает и скуки, и ужасов.

Когда болтовня и перекличка обезьян замерли вдали, до нас донеслись более близкие звуки. И вскоре мы вышли к стаду совсем других обезьян. Серебристо-серого цвета, с белой оторочкой вокруг лица, все они, как одна, увидев нас, взобрались на деревья, не выпуская из рук мелкие корешки, накопанные в рыхлой почве. Это были обычные для Африки зеленые мартышки (Cercopithecus aethiops), которые пере­полняют клетки в зоопарках, вытесняя почти всех остальных. Они довольно выносливы и с легкостью приспосабливаются к климату других стран.

В лесу на южном склоне полным-полно самых обычных обезьян. Во-первых, это мартышки мона и белоносые, доби­рающиеся с равнин до самых границ горного лесного пояса. Еще там попадается зеленая с золотом мартышка (Cercopithecus pogonias), которую мы встречали и на естественных полянах в лесу, а также мартышка, носящая звучное имя Cercopithecus erythrotis, с оранжевым носом и оранжевым хвостом. Но в лесу на южном склоне обитают еще два вида обезьян, которых больше нигде в этих местах не встретишь.




 ≡ 
   Рейтинг@Mail.ru